?

Log in

No account? Create an account

Manifest der Volksrussisch
kamil_demulin


Таких как я во Франции принято называть «черноногие». Потомки колонизаторов Алжира, живое свидетельство имперских амбиций метрополии, волею политических игр метрополии остались без родины и права защищать плоды трудов нескольких поколений. Иронично, что символ «Сражающийся Франции» генерал Де Голль поставил франкоалжирцев перед выбором молчаливого позора репатриации или заведомо безрезультативной борьбы. В 91-м году в Прибалтике не было ни бойни подобно Оранской, ни своей OAS (хотя некоторые паралелли можно провести с Рижским и Вильнюсским ОМОНом), да и, слава богу, массового бегства населения, как это было в Средней Азии, тоже не было. Но уход колониальных войск с последующей перспективой остаться тет-а-тет с туземным населением, пускай и достаточно европезированным, создавал атмосферу обречённости.

Кому-то покажется такое сравнение слишком натянутым, но я не зря выбрал именно опыт Франции, а не той же Германии после Первой Мировой или ангольских португальцев. Последние события в России напоминают ещё один эпизод французской истории того времени – студентческий бунт 60-х.  Антиправительственные демарши московской интеллигенции, немного заматерев, левеют, что абсолютно ожидаемо и простительно для молодежи, привыкшей отождествлять персональную неустроенность с потребностями общества в целом. Как результат, антипутинским лозунгам до классических «Под мостовой – пляж» и «Запрещается запрещать» не достаёт каких-то миллиметров влево, и Удальцов начинает отбрасывать тень Кон-Бендита в его бурной молодости.

Для националистов, к коим скромно относит себя и автор, подобное положение вещей создаёт ощущение диссонанса. С одной стороны, воспринимать безусых анархистов, готовых ради абсолютной свободы поджечь мусорник, как полномочных изъявителей народной воли нелепо. Примкнувшие к протестам активисты сексуальных меньшинств и ультра-либералы вызывают естественное отвращение поборников традиционных ценностей. Самоназначенные вожди ан-масс происходят из той самой номенклатуры, против которой теперь и борятся.

С противоположной стороны исходит националистическая риторика, экзальтированные поборники действующей власти в подрыве суверенитета обвиняют врагов внутренних и внешних, особо рьяные «охранители» не гнушаются играть на классовых противоречиях. Однако, никакие национальные по духу словеса «патриотов по вызову» Рогозина и Дугина не могут скрыть безнадёжной советскости существующией власти. Последнее поколение комсомольцев, пытающихся сохранить симулякр СССР с помощью устаревших технологий управления массами, выглядят жалко и беспомощно даже на фоне студентческой придури.

В сухом остатке выходит, что леваки европейского типа дерутся с лево-популистской номенклатурой советской закваски.

Я не имею права говорить за российский народ. Да и слово «россиянин» в моём кругу является чаще всего уничижительной характеристикой, обозначающий хамоватого москвича – я никогда не был гражданином Российской Федерации и уж точно не являюсь её патриотом. Личные обстоятельства должны были скорее сделать меня имперцем, а ещё лучше ностальгирующим совком, мечтающим о том, что «наши МИГи сядут в Риге». Подобные идеи реваншизма живы и здравствуют среди русских Прибалтики (здесь тоже есть мерзкий термин наподобие «россиянина» – «русскоязычные»), правда, в основном среди низших слоёв общества.

Отсюда Российская Федерация представляется собой огрызком колониальной империи, застрявшим между абсолютным самодержавием и джихадистским мессианством СССР, переходной формой русской государственности, жизнь которой рано или поздно оборвётся с созданием русского национального государства. В оправдание русского народа, хочу заметить, что другие великие европейские нации (а русская культура – это культура европейцев а не каких-то мифических евразийцев) проходили этап от сословного общества к классовому так же долго и зачастую так же кроваво.

В моём понимании, защита современной власти РФ – это попытка оттянуть неизбежное, луддизм. Во всех, абсолютно во всех аспектах государственного управления, современная Россия безнадёжно неэффективное и беспомощное государство, без пантеона героев и точек сплочения нации, без стратегии и в конечном счёте, без общепризнанной элиты. Её легитимность теплится на традиционном для русского народа конформизме и ещё до конца неоправившегося после коммунизма института частной собственности. В некотором роде РФ – государство более отсталое, чем сословная Российская Империя в начале 20-го века. Долго оно в современном формате существовать не может, как не могла существовать клерикальная Испания начала ХХ-го века. И чем дольше шаткая конструкция будет искуственно поддерживаться, тем тяжелее это скажется на здоровье русской нации.

Националистам Франции 60-х даже в голову не приходило защищать Де Голля. Боевой генерал, символ современной Франции, заслуг перед собственным народом которого хватит на добрую сотню Владимиров Владимировичей, одной политической ошибкой лишил себя поддержки правых сил. Генерал остался один и проиграл. В конечном счёте заслуги Де Голля для потомков перевесили его политические просчёты и он по-прежнему занимает центральное место среди славных сынов Франции. Как знать, может на личность ВВП мои дети и внуки будут смотреть по-другому, нежели я, и даже назовут аэропорт в его честь.

Однако на сегодняшний день русская нация переросла коллективного Путина в частности, как и конструкцию «РФ» в целом. Нельзя питать сантиментов к – прошлым заслугам -  успешное решение исторической задачи Путина не умоляет его тотальнейшую неактуальность в современном мире. Ренессанс партократии подошёл к своему логическому завершению, русский мужик, а точнее то, что от него осталось после 100 лет сплошных эксперементов, созрел для прыжка из штанишек «партии как авангарда чаяний народа».  Дискурс «власть как единственный европеец» в эпоху, когда даже страны третьего мира со скрипом переходят на европейскую модель государственности перестала соответсвовать (да вообщем никогда и не соотвествовала) действительности. Путин для русского народа – это десять лет консервации позора предыдующих десяти лет правления Ельцина.

В современных обстоятельствах русские националисты должны сделать всё возможное для скорейшей смены политического руководства России и трансформации РФ в русское национальное государство.